7 историй о том, как сказки из детства могут разрушить взрослую жизнь - Свадебный портал
74nika.ru

Свадебный портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

7 историй о том, как сказки из детства могут разрушить взрослую жизнь

10 современных романов о любви

Книги Элис Петерсон, Чарльза Мартина, Сары Джио и других авторов в нашей подборке

Мы подобрали для вас 10 современных романов о любви (и не только):

Все ради любви. Элис Петерсон

Другая на месте Дженьюэри Уайлд чувствовала бы себя глубоко несчастной. Еще бы: ее родители погибли, когда она была маленькой, в юности ей пришлось выполнять множество неквалифицированной работы, она так и не получила престижного образования, любимый мужчина бросил ее, когда узнал, что она беременна, а долгожданная дочка родилась с диагнозом ДЦП. Несмотря на это, молодая женщина чувствует себя вполне счастливой — ведь у нее есть любящие дедушка и бабушка, которые живут в красивом доме на берегу моря, а также любимая собака, которая ходит вместе с ней на работу.

Но вот именно на работе ее и поджидает неприятный сюрприз. Старый босс, с которым у Дженьюэри были замечательные отношения, ушел на пенсию. А на его место пришел новый руководитель — очень сложный и строгий человек. Контакт с ним не заладился с первого дня, и девушка начала всерьез задумываться над поисками нового места работы. Но в один из вечеров у нее появилась возможность узнать характер своего начальника с другой, совершенно неожиданной стороны.

Шесть камешков на счастье. Кевин Алан Милн

Однажды Нейтан Стин пообещал себе, что всегда будет носить в кармане шесть камешков — как напоминание о том, что каждый день он должен сделать как минимум шесть добрых дел. Но у этого обещания есть своя, довольно темная история, о которой Нейтан не хочет рассказывать никому. Даже своей жене Хэлли, которой он безоговорочно доверяет. Ему кажется, что эта темная история будет способна разрушить даже самую чистую и светлую любовь. Но так ли это на самом деле? Что окажется сильнее — детские секреты или взрослые чувства?

Колодец с живой водой. Чарльз Мартин

Чарли Финн любит своих друзей и старается выполнять данные им обещания. Именно поэтому он отправляется из Майами в Центральную Америку, чтобы найти Колина — сбежавшего из дома сына своего друга. Чарли, связанный обещанием доставить парня к отцу, встречает очаровательную Паулину, которая влюбляется в него. Все бы ничего, вот только эта девушка оказывается дочерью человека, некогда доведенного Финном до разорения. И теперь ее чувства способны самым непредсказуемым образом повлиять на судьбу Чарли.

Тысячи ночей у открытого окна. Мэри Элис Монро

Если ты — мать-одиночка с двумя детьми, то тебе точно не до романтических мечтаний. Именно такого мнения придерживалась главная героиня романа Фэй О’Нил. Однако переезд во внушительного вида лондонский особняк что-то неуловимо изменил в ее сознании. Женщина сразу поняла, что и она сама, и ее дети будут счастливы в новом доме. А дом и рад стараться — он будто разыгрывает перед своими жильцами старинные сказки, персонажами которых оказываются соседи — чудаковатая старушка Венди и загадочный Джек, не помнящий своего прошлого.

Забытая сестра, или Письмо на чужое имя. Диана Чемберлен

Райли Макферсон, разбирая домашние архивы, выяснила одну странную историю, связанную с ее семьей. Родители всегда говорили ей, что Лиза, ее старшая сестра, много лет назад покончила жизнь самоубийством. Но из документов следовало, что девушка все еще жива. И даже больше, есть свидетели, которые могут это подтвердить. Райли хочет добраться до истины и найти свою сестру. Но чем обернутся ее поиски? Особенно, если Лиза не хочет, чтобы ее нашли.

Другой день, другая ночь. Сара Райнер

Что делать, если в жизни наступил сложный период? Закрыться в себе? Тихо предаваться отчаянию и никого не просить о помощи, поскольку у окружающих и своих проблем достаточно? Герои Сары Райнер находят другой выход — они обращаются к психотерапевту. Карен недавно потеряла мужа и теперь ей приходится в одиночку воспитывать двоих детей. Эбби — мать ребенка-инвалида, которая вот-вот разведется с некогда любимым мужчиной. Майклу неминуемо грозит банкротство и потеря не только бизнеса, но и жилья.

Врачи стараются помочь героям преодолеть отчаяние и выйти из черной жизненной полосы. Однако обычные теплые человеческие отношения иногда способны сделать больше, чем все усилия специалистов по психотерапии.

Поцелуй под омелой. Эбби Клементс

Способна ли смена места жительства изменить судьбу? В своем романе Эбби Клементс пытается ответить на этот вопрос.

Рейчел и Лори были в детстве лучшими подругами, однако взрослая жизнь и взрослые дела разлучили их. Лори делает карьеру в Лондоне, а Рейчел с семьей живет в Йоркшире. Однако ни та, ни другая не удовлетворены своей сегодняшней жизнью — Лори не может забыть о мужчине, предавшем ее, а Рейчел боится, что ей придется развестись с мужем.

Неожиданная встреча наталкивает подруг на мысль об авантюре, которая заставит взглянуть на вещи по-новому. Девушки решают на какое-то время поменяться домами. Как повлияет новая обстановка и новый взгляд на жизнь на мировоззрение подруг? Поможет ли временный переезд решить жизненные проблемы каждой из них?

Утреннее сияние. Сара Джио

Разбирая вещи в своем новом доме, Ада Санторини находит свадебное платье, записную книжку и старые фотографии. Все это было сложено в сундук, который много лет пылился на чердаке. Женщина не может избавиться от мысли, что она должна разобраться в том, кому же принадлежали эти вещи, и куда подевалась их хозяйка. Местные жители почему-то стараются в разговорах обходить эту тему стороной, и это только подогревает любопытство Ады. К чему приведет ее упорство в расследовании? И какое отношение к ней самой имеет владелица старого сундука?

Безрассудство любви. Сандра Браун

Жизнь Кэтрин Адамс сильно изменилась после того, как ее сестра вместе со своим мужем Питером погибла. Теперь девушка вынуждена в одиночку заботиться о своей осиротевшей племяннице, новорожденной малышке. К такому повороту событий она была не готова, но еще меньше она готова оставить племянницу на попечение семье зятя. Она уверена, что девочке будет там плохо — ведь именно родственников Питера Кэтрин винит в преждевременных родах и смерти своей сестры.

Девушка берется за воспитание малышки, но ее планы пытается нарушить очаровательный Джейсон — брат Питера. Сможет ли Кэтрин сдержать обещание, данное самой себе? Что окажется сильнее — любовь к мужчине или ответственность перед ребенком?

Фамильное дело. Жаклин Санд

Виконт де Моро занимается расследованиями. В один из дней к нему обращается клиентка, которая просит его. жениться на ней. «Сумасшедшая?» — первое, что подумал о ней де Моро. Однако у странной молодой посетительницы оказались личные мотивы для столь неожиданного заявления. В ходе расследования оказывается, что очередное дело касается не только новой клиентки, но и истории семьи самого виконта.

10 книг, которые вам захочется еще раз перечитать

Чтение новых книг – одно из самых захватывающих увлечениq. Однако, есть особо интересные сюжеты, к которым, спустя время, хочется вернуться вновь. Переосмысление и двойственность сюжета, хитросплетения взаимоотношений героев и богатый язык писателя – когда все это одинаково хорошо – это цепляет. Если вы в мыслях до сих пор возвращаетесь к прочитанному, значит, стоит пройти этот путь еще раз.

В нашей подборке – несколько разноплановых книг, несколько сильных историй о человеческих судьбах, которые трогают и удивляют. От городского фэнтези до старой доброй классики, от семейной драмы до производственной – каждый найдет себе в нашем обзоре книгу по вкусу. Книгу, к которой захочется вернуться.

1. Джоанн Харрис: Пять четвертинок апельсина

Завязка сюжета напоминает старую сказку про кота в сапогах. В наследство от матери младшей сестре Фрамбуазе достается всего лишь альбом с кулинарными рецептами, тогда как брату отписана ферма, а старшей сестре – винный погреб вместе с тем, что там находится. Однако, кулинарная книга оказывается непростой: это своеобразный дневник, где мать записывала свои мысли и замечания на протяжении всей жизни.

Десятки рецептов в странном миксе перемешались с событиями, историями, мечтами и переживаниями. Вот мать делится рецептом травяных снадобий, а вот рассказывает, как ее мучили мигрени, и дети оставались сами по себе. Детство и взрослая жизнь накладываются друг на друга в этой книге, и две временные линии причудливо переплетаются, проносятся как ветер на страницах поваренной книги. Фрамбуазе предстоит решить загадку дневника и понять, что же все-таки она упустила и что хотела сказать мать?

2. Иэн Макьюэн: Амстердам

Два старых друга, газетный редактор и композитор всю жизнь любили одну женщину. Вернувшись с ее похорон, они заключают договор – каждый из них оборвет жизнь другого, если второй станет безумен или тяжело болен. Жизнь начинает идти своим чередом, пока каждому из них судьба не преподносит испытание.

В руки редактора попадает компромат на министра, который может разрушить его жизнь. Редактор понимает, что это отличный шанс для рейтингов его газеты. На глазах композитора происходит изнасилование, однако, захваченный творческим процессом написания симфонии, он решает ничего не предпринимать. Старая дружба терпит крах, и теперь каждый подозревает другого в безумии, ведь нормальный человек не станет так поступать. Оба друга готовятся исполнить договор.

3. Анна Гавальда: 35 кило надежды

Книга, в которой начинаешь сочувствовать герою с первых строк. Грегуар, человек с золотыми руками и большим сердцем, не очень любит школу и точные науки. Зато, он прекрасно мастерит и конструирует всякие вещи, обожает своего деда. Ребенку со своеобразным мышлением нелегко приходится в школе и дома, однако, он каждый день верит в лучшее, отправляя в элитный лицей чертежи своего последнего изобретения – машинки для чистки бананов.

Читать еще:  20 персонажей «Гарри Поттера»: где они сейчас?

Книга повествует о том, что важно с самого начала разобраться: в жизни главное не оценки, не одобрение друзей, а те вещи, которые делают тебя счастливым. Любящий дед, мудрый наставник, любимое дело и мечты, которым пусть и не суждено сбыться, но они укажут правильную дорогу. Превосходный слог и сюжет: пронзительно, чутко и очень правдиво.

4. Стивен Кинг: Мертвая зона

Однажды человек с заурядным именем Джон Смит попадает в заурядную катастрофу – столкновение на льду. Сотрясение мозга и кома, из которой он вышел, оставили последствия – Джон получил дар ясновидения. Теперь он помогает раскрывать преступления, и все тайны будущего разворачиваются перед ним, хочет он того или нет.

Так уж случается, что герой один видит к чему приведет предвыборная кампания одного популярного политика. Хаос и смерти миллионов людей, сможет ли Джон остановить все это? Король Ужасов выдает очередную супер-историю, где нанизывает тайны одну на другую, а в самом дальнем подвале привычно прячет ружье, которое выстрелит в самый подходящий момент.

5. Нил Гейман: Никогде

Обычный лондонский клерк утомился своей размеренной жизнью. Стабильная работа в инвестиционной компании, неглупая, и вроде бы милая невеста, предопределённое будущее. Однако, прямо под его ногами существует мир, о котором мало кто подозревает. Нижний Лондон населен ангелами и демонами, убийцами и монстрами, и однажды обычному клерку выпадает шанс опуститься прямо в ад.

Встретив на улице израненную девушку, Ричард Мэхью решается помочь ей, однако, жест милосердия оборачивается опасной игрой в мире, где время и пространство не подчиняются законам физики, опасность дышит в затылок, а любой может оказаться предателем. Невероятно захватывающая книга, которую надо читать с осторожностью всем тем, кто ведет правильную и размеренную жизнь – вас может потянуть на приключения.

6. Элис Сиболд: Милые кости

Книга Элис Сиболд, по которой был снят нашумевший фильм, начинается с убийства девочки-подростка. Сильная драматическая история повествует о том, как она превращается в бесплотную душу, которая следит за тем, как ее родные переживают тяжелую утрату, а убийца пытается замести следы. Мистицизм переплетается с очень светлым языком романа, здесь нет ни слезливой мелодрамы, ни зловещего холода триллера.

Под остросюжетной историей проступает очень интересная линия о семейных взаимоотношениях, о поддержке внутри семьи и переживаниях каждого в отдельности. Тем не менее, роман наполнен неподдельной реалистичностью, накалом страстей, горем и ревностью, так как автор в студенческие годы сама пережила насилие.

7. Кэтрин Стокэтт: Прислуга

Высокомерные жены богатых белых мужчин нанимают себе черную прислугу. Негритянки-помощницы на Юге США в 1960-е годы до сих пор находятся в положении рабынь: их презирают, их унижают, их заслуги приписывают себе. Однако, среди служанок есть Минни Дженсон и Эйбилин – дамы, которые могут постоять за себя, и не будут терпеть унижения даже от самой жестокой работодательницы — миссис Хиллис Холбрук.

Пока тема Black Lives Matters крайне злободневна, вы сможете прочитать об истоках этой проблемы от американской писательницы Кэтрин Стокетт. Ее книга сразу стала бестселлером, потому что там показана неподдельная изнанка взаимоотношений двух рас США, без купюр и прикрас. Заручившись поддержкой дочери местного торговца хлопком, две отважные черные женщины попробуют раз и навсегда изменить отношение белых женщин.

8. Дэниел Киз: Цветы для Элджернона

Фантастическая история, которая включена в школьную программу для чтения в США. Тридцатитрехлетний Чарли Гордон — умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умнее.

С приобретением ума он вдруг начинает видеть мир иначе. Те, кто издевался и надсмехался над его отсталостью, начинают хлопать по плечу и пытаться подружиться, однако, он не понимает такой внезапной перемены. Его блестящий ум превосходит остальных, он начинает добиваться успеха на работе, но счастья в жизни так и не приобретает. Лишь одна живая душа заботит его – мышонок Элджернон, над которым провели точно такой же эксперимент. Потрясающий пронзительный сюжет расскажет и о становлении «гения», и о его падении, и о реакции современного общества на такие глобальные изменения, которые могут произойти с одним и тем же человеком.

9. Халед Хоссейни: Бегущий за ветром

Любовь и дружба, верность и предательство. Два мальчика в неспокойном Кабуле 70-х годов слишком рано повзрослеют и познают все острые углы жизни. История Халеда Хоссейни рассказывает о судьбе двух друзей-погодков. Один — сын богатого аристократа, другой – сын хромого и нищего человека, однако, их дружба была крепка. Но, как это бывает, из-за ревности перед старшими детская дружба дает трещину, а потом ветер войны разбросает друзей в разные стороны.

Спустя годы, одному из них придется по шагам восстановить справедливость, и попытаться спасти остатки той дружбы, что их связывала. Для этого ему придется вернуться в послевоенный Афганистан и отыскать следы своего старого друга и его семьи.

10. Артур Хэйли: Аэропорт. На грани катастрофы

Две истории о том, как люди в тяжелейших условиях противостоят техногенным катастрофам. В одной из них мы знакомимся с внутренней работой аэропорта, все сотрудники которого стараются не допустить бедствия, к которому может привести сильнейшая снежная буря. Вторая история рассказывает о катастрофе в небе, когда одному из пассажиров рейса, не бравшему штурвал в руки многие годы, предстоит вспомнить все, чтобы спасти пассажиров.

Визитные карточки Артура Хейли, его бестселлеры, написанные так интересно и живо. Проглатывая страницу за страницей, начинаешь чувствовать себя винтиком в едином механизме, а с приближением к финалу сжимаешь кулаки и думаешь: «Только бы получилось! Только бы пронесло!» Красивый язык, красивые финалы и прекрасные сюжетные линии — произведения Артура Хейли достойны того, чтобы их перечитали, как минимум, дважды.

Держаться нету больше сил: могут ли наркоманы вернуться к нормальной жизни?

Наркоманию давно — и иногда успешно — пытаются лечить самыми разными методами. Тем не менее скептики считают, что избавиться от пристрастия к зелью невозможно. Однако есть примеры, опровергающие это мнение. «Известия» побеседовали с теми, кто сумел отказаться от наркотиков и вернуться к нормальной жизни, не доводя дело до уголовной юстиции.

Кристина, 18 лет

— У меня всё началось очень рано. Я была в 5-м классе, когда из элементарного любопытства впервые попробовала алкоголь. Помню, что меня осудили ровесники. В кругу моего общения на тот момент такое поведение было неприемлемым. Странно, но мои подруги говорили, что все мы слишком молоды, чтобы бухать. После этого случая я долго не делала ничего подобного. До 7-го класса. К тому времени у меня были серьезные успехи в баскетболе. В секции мой круг общения расширился до старшеклассников. С ними мне было гораздо интереснее. Так однажды меня позвали на вписку. Там было спиртное. А еще курительные смеси. В квартиру пришел парень — старше меня на пару лет, он был такой крутой, как мне казалось. В общем, сильно понравился. Я очень хотела привлечь к себе его внимание. Он употреблял, и я решила тоже попробовать, чтобы привлечь его внимание. Утром, когда все расходились, мне стало понятно, что он даже не помнит, как меня зовут. Позже я узнала, что он употребляет более серьезные запрещенные препараты. Я пыталась отловить его на тусовках, спрашивала общих знакомых: «А он будет?», но не срасталось. Я начала менять компании по стилю и тематике — это казалось мне очень крутым на тот момент. Место тусовки среднестатистических подростков — подъезд я сменила на клубы — там всегда было тепло, звучала хорошая музыка. Сначала я была постоянным свидетелем употребления тяжелых препаратов, а уже через несколько месяцев сама оказалась «на системе».

Я стремительно теряла нить, которая связывала меня с прежними друзьями, родными. Я некрасиво поступала с лучшей подругой — не приходила в назначенное время на встречи, подводила, обманывала. Она довольно резко оборвала со мной отношения. «Я больше не хочу видеть, как ты умираешь» — так она мне сказала. Чувства мои притупились. Мне было не до матери с отцом, не до бабушки с дедушкой, я не присутствовала на встречах с родственниками. Перестала уделять внимание младшему брату. И собакой, которую выпрашивала четыре года, перестала интересоваться.

Родные не сразу разобрались, в чем дело. Однажды летом им удалось вытащить меня на какой-то семейный сабантуй. Было 30 градусов, а я в рубахе с длинным рукавом. Начались вопросы: родители думали татуировки у меня или порезы на запястьях. Но в тот день им не удалось ничего выяснить — руки я им так и не показала. На следующий день они настояли, наверное, с кем-то посоветовались. Родители отвезли меня к наркологу. Но я всё равно продолжала употреблять вещества. В 9-м классе в самый разгар госэкзаменов я сбежала из дома. У моей тусовки была квартира, которая пустовала всё время, — дальние родственники одного из соупотребителей выехали за границу. Чтобы раздобыть денег на препараты, я подворовывала, обманывая тех, с кем [употребляла].

Меня по заявлению родителей нашли полицейские. Я в тот момент была в неадекватном состоянии — беспричинно кричала, сопротивлялась. В итоге оказалась в психбольнице. Когда пришла в себя, врач сказала, что мое поведение — лишь следствие употребления и что мне повезло, я не успела разрушить психику. Меня направили в наркологию. Договорились с родителями, что я там проведу 28 дней. В итоге задержалась на три месяца. Там началась новая страница в моей жизни. Теперь я два с половиной года не употребляю наркотики. Работаю, встречаюсь с молодым человеком. Я дала себе еще один шанс. Увы, употребление наркотиков отразилось на моем здоровье. У меня большие проблемы с зубами, а иногда я на короткое время теряю зрение. Самые серьезные проблемы — с пищеварением.

Читать еще:  Дисконт свадебных платьев

Виктор, 29 лет

— Футбол был моим главным интересом в жизни. Я и сам играл, и болел за любимую команду. Уже во втором классе удивлял сверстников во дворе — отлично владел мячом. Старшие парни брали в команду, это было круто — ведь в детстве так хочется быть значимым. Мечтал, чтобы в районе меня все знали и уважали. После игры мы часто задерживались в компании, я видел, как старшеклассники пьют спиртное. Так я впервые выпил — это был портвейн. В 5-м классе меня брали в компанию тех, кто [употреблял] траву. Как-то я скинулся вместе со всеми, дал 50 рублей, и мы купили в складчину коробок марихуаны. Меня уже никто не мог тронуть, понимали, что я общаюсь с уважаемыми, как мне на тот момент казалось, людьми. До 9-го класса я пил разбавленный спирт, [употреблял] траву. Как-то перебрал с алкоголем, сильно отравился, тошнило, голова болела. Посмотрел на себя в зеркало — весь зеленый. Тогда я решил отказаться от напитков и сосредоточиться на веществах. Я к 9-му классу перепробовал кучу разных сильнодействующих аптечных препаратов, до которых только мог дотянуться.

Я честно скажу, что родители просекли меня с первого употребления. Но сделать со мной ничего не могли, потому что мне было на всех плевать. Я чувствовал себя крутым и взрослым.

И тут наступила эра амфетаминовых наркотиков. Первый опыт оказался неубедительным, словил кайф только во второй раз. Так экстази отодвинуло в моей жизни траву на второе место. Нет, ну я [употреблял] и каннабис, но это перестало быть для меня чем-то особенным. Я к тому моменту стал человеком, который может «достать», стал еще более авторитетным, как мне казалось. Компания скидывается, и меня «протягивают» (имеется в виду комиссия в виде бесплатной дозы для того, кто знает, где купить. — Прим. «Известий»). Мне было тогда 15 лет. Ходил по клубам, тусовался со старшими. Один такой парень, ему было 30 лет, часто в моем присутствии употреблял героин. Я приглядывался и к этому наркотику. И хотя сильно боялся подсесть, но однажды попробовал. Уже на следующий день я пришел к тому парню с деньгами.

Начались проблемы. Источника дохода не было, поэтому начал обманывать тех же соупотребителей. Например, брал вещество за 1 тыс. рублей, а говорил, что за 2 тыс. Начал воровать — товары в магазинах, мобильники у людей. Когда не было дозы, меня одолевали приступы страха, ну просто паранойя началась. Уже тогда стал задумываться о том, что хочу прекратить употреблять. Но с трудом мог продержаться сутки без веществ. В 2010 году на рынке появился дезоморфин, известный как «крокодил» (название дано из-за того, что кожа наркомана покрывается гнойной коркой, это один из самых дешевых и токсичных наркотиков. — Прим. «Известий»). Поначалу я не считал за людей тех, кто это употреблял. Но однажды приехал покупать дозу на хату, где были дезоморфинщики. Скоро я оказался в их кругу. Мы безвылазно жили в небольшой бане за городом. Там варили, там же употребляли, там спали. Деньги добывали, сдавая металл, постоянно у всех занимали. Так продолжалось полтора года. Пока я не встретил одного знакомого, с которым когда-то вместе употреблял. Мы очень удивились, когда он сказал, что завязал и что ему и без наркотиков живется хорошо. Мне стало это интересно. Я отдавал себе отчет, что наркотики меня убивают. И попросил помощи у этого парня. Вскоре я оказался в одном из наркологических центров. Последний раз я употребил запрещенный препарат 26 января 2012 года. Живу. Работаю. Обзавелся семьей.

Андрей, 30 лет

— Началось всё с алкоголя. Первый раз я напился лет в восемь со старшими ребятами. Позже проснулся интерес к так называемым легким наркотикам, к траве. Ну а потом перешел на клубные. Меня тогда привлекали люди, близкие к своего рода наркоманской субкультуре. Атмосфера клубной жизни с ее атрибутом — амфетаминовыми наркотиками — казалась мне какой-то мистической и притягивающей. Но уже очень скоро понял, что схожу с ума. Чердак начал подтекать — меня постоянно мучили страхи, панические атаки. Еще тогда я осознал, что у меня серьезные проблемы с веществами. С третьего курса института меня выгнали, и я пошел в армию. Думал, что это поможет мне уйти от употребления и не искал возможностей откосить. Но и там я периодически доставал сильнодействующие медицинские препараты. После дембеля восстановился в институте. Даже устроился по специальности. Но психическое состояние ухудшалось — наркотики начали сводить меня с ума еще больше. Но вместо того, чтобы задуматься об отказе, выбрал смену препаратов. Решил попробовать что-то другое и перешел на героин и метадон. Дозировка росла. Пропустишь употребление — начинается сильнейший абстинентный синдром. Я разрушил свое здоровье. Попросил у матери денег на лечение, и она мне их дала. Так я попал в наркологию. При приеме медсестра не сумела взять у меня на анализ кровь — не нашла вену… Мне повезло — я выбрался из этой бездны. Не употребляю уже пять лет.

Выход есть

Каждая из этих историй спасения связана с сообществом «Анонимные наркоманы» (АН) и программой «12 шагов». Это бесплатная, простая и эффективная программа выздоровления, основанная на базе сообщества «Анонимные алкоголики». Начавшееся в 1953 году движение АН сейчас — одно из старейших и крупнейших среди сообществ подобного типа в мире. Оно проводит в 132 странах еженедельно больше 63 тыс. собраний на 77 языках. Сообщество АН существует в России с 1990 года и на сегодняшний день проводит еженедельно более 2,6 тыс. собраний в 280 городах страны. Единственное условие для членства в АН — желание прекратить употребление наркотиков.

«Это потрясающие организации. Они заполняют ту нишу, которую мы заполнить не в состоянии. Врач по определению не может 24 часа в сутки общаться со своими больными. А они могут. Врач не может сопровождать больного в открытом мире. А они могут. В сообществе анонимных наркоманов есть так называемые спонсоры, наставники, которые лично отвечают за группу выздоравливающих людей, которых они сопровождают», — рассказывал ранее об анонимных наркоманах «Известиям» главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России Евгений Брюн.

Клиники готовы сделать всё возможное и даже невозможное, чтобы реанимировать организм самого запущенного наркомана. Но главная проблема в голове, уверены члены сообщества. Программа помогает зависимому честно взглянуть на себя, доверять миру и людям, изменить образ жизни. Один из шагов к выздоровлению предусматривает донесение идей до тех, кто находится в зависимости.

► В 2017 году насчитывалось 271 млн человек (или 5,5% мирового населения в возрасте 15–64 лет), которые употребляли наркотики в течение предыдущего года.

► Число лиц, употребляющих наркотики, в настоящее время на 30% больше, чем в 2009 году.

► В 2017 году во всем мире число лиц, употреблявших опиоиды в течение предыдущего года, составляло 53,4 млн человек, что на 56% больше, чем в 2016 году.

► Число лиц, предположительно страдающих расстройствами на почве употребления наркотиков, в настоящее время оценивается в 35,3 млн человек.

Иногда причины психических расстройств следует искать в несчастном детстве

Психиатрия

В основе развития психических расстройств лежат многие причины — как психологические, так и биологические, причем вторые часто связаны с наследственностью. Существенное неблагоприятное влияние на психическое здоровье оказывают психические травмы детского возраста, в первую очередь различные виды физического, сексуального и эмоционального насилия.

Фото: Сергей Куликов, Коммерсантъ

Типичную сцену эмоционального насилия над детьми мы можем наблюдать ежедневно в любом российском городе: мать или отец кричат на ребенка. Нередко бывает так, что мать сама подвергается насилию (хотя бы эмоциональному) со стороны мужа либо один или оба родителя в детстве находилась в агрессивной среде, для которой повышенный тон и систематическое унижение со стороны окружающих — родителей, учителей, сверстников — является нормой. Серьезной травмой для ребенка является наблюдение домашнего насилия: например, когда ребенок видит избиение матери отцом или даже просто слышит злобные перепалки между родителями.

По тяжести неблагоприятных последствий к пережитому в детстве насилию приравнивается пренебрежение детьми, подразделяющееся, в свою очередь, на физическое и эмоциональное. Пример физического пренебрежения: младенец плачет в мокрых пеленках, ему холодно и неудобно, но мать занята своими делами (или пьяна) и не обращает на него внимания. Пример эмоционального пренебрежения — равнодушная реакция родителей на плач и другие проявления душевного неблагополучия ребенка.

Современные исследования показывают, что тяжелые стрессы детского возраста могут иметь необратимые последствия для развития мозга и психики. С пережитым в детстве насилием или даже просто нехваткой родительской любви связаны такие изменения личности, как снижение самооценки и неуверенность в себе, склонность к тревоге и плохому настроению, легкость возникновения чувства вины. Неблагоприятные последствия невзгод детского возраста противоположного характера — агрессия и склонность к криминальному поведению. Многочисленные исследования указывают на достоверную и весьма прочную связь между неблагоприятными событиями детства и многими психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу, расстройства личности и даже психозы, в том числе у больных шизофренией. Показано, что насилие над детьми ухудшает психическое здоровье не только в детском возрасте, но и на протяжении всей жизни индивида. По данным исследователей из Института психиатрии Королевского колледжа в Лондоне, изучивших 23 544 случая депрессивного расстройства, плохое обращение с детьми не только существенно повышает риск развития депрессии в течение жизни, но и способствует таким ее неблагоприятным характеристикам, как затяжной характер, склонность к рецидивам и недостаточная реакция на антидепрессанты. Вызванные травмами детства снижение самооценки, депрессия и тревога повышают потребность индивида в алкоголе и других психоактивных веществах, включая никотин и запрещенные наркотики (следует отметить, что люди, страдающие психическими расстройствами, значительно чаще здоровых людей злоупотребляют алкоголем и другими психоактивными веществами, а индивиды с зависимостью от психоактивных веществ значительно чаще окружающих обнаруживают симптомы депрессии, тревоги и других психических расстройств). Алкоголь позволяет быстро и легко преодолеть психологический дискомфорт, связанный с житейскими невзгодами или психическими расстройствами, и с этим, в числе прочих причин, связана его способность вызывать зависимость. Таким образом, в основе проблем с алкоголем, возникающих у не слишком счастливых людей и лиц с уязвимой психикой, сплошь и рядом лежат медицинские факторы, а не пресловутые «распущенность» и «слабоволие». Известный американский детский психолог Линда Палмер (Linda F. Palmer) говорит о том, что испытанный еще в младенчестве стресс может иметь необратимые последствия для всей жизни индивида.

Читать еще:  17 вещей, которые вы бы никогда не подумали, что это об Америке!

Фото: Сергей Куликов, Коммерсантъ

Невзгоды детского возраста не только причиняют вред психике, но и нарушают процессы нормального развития и созревания мозга, препятствуя, в частности, нормальному формированию отделов мозга, с работой которых связаны память, внимание и другие когнитивные (познавательные) функции. Таким образом, дурное обращение с детьми может послужить причиной их неважной успеваемости, а также недостаточной способности к обучению в течение всей последующей жизни. Этим механизмом (наряду с другими причинами) объясняются трудности подъема по социальной лестнице для выходцев из агрессивных социальных низов.

Под влиянием тяжелых стрессов, в том числе психических травм детского возраста, уменьшается объем гиппокампа с последующим ослаблением его функций. Гиппокамп — древняя и важнейшая структура мозга, с нормальным функционированием которой связаны, в частности, консолидация (закрепление) памяти, образование новых нервных клеток (так называемых нейробластов) и переработка негативного эмоционального опыта. Атрофия гиппокампа под влиянием тяжелого стресса способна приводить к необратимым последствиям.

Немецкий нейропсихолог Томас Эльберт (Thomas Elbert) полагает, что тяжелые травмы детского возраста (например, пребывание ребенка в заложниках у террористов) способны навсегда разрушить личность: «Если ребенок пережил душевную травму, то он остается ранимым всю жизнь. Некоторые эксперты усматривают в этом адаптацию к опасному окружению, стратегию выживания. Лично мне так не кажется. Скорее, человек упирается в потолок своих возможностей. Это (гиппокамп.— авторы) слабое место в мозге. Мы просто не созданы для такого чудовищного опыта в столь нежном возрасте». Весьма примечательно в приведенном высказывании опровержение устойчивого представления о том, что невзгоды детства закаляют характер. Противостояние внешней агрессии может повышать собственную агрессивность (отсюда склонность некоторых индивидов с неблагополучным детством к насилию и насильственным преступлениям) и способность давать отпор обидчикам (если не приводит к изменениям личности противоположного рода — подчиняемости и готовности вновь становиться жертвой насилия), но при этом почти всегда тяжелые душевные травмы приводят к повышенной психической уязвимости, а следовательно, провоцируют подверженность психическим расстройствам.

Следует еще раз подчеркнуть, что травматичным для детской психики является просто сам по себе недостаток родительской (в первую очередь материнской) любви, который может наблюдаться во внешне благополучных («приличных») семьях. Типичный пример из клинической практики: семья с высоким социальным положением, родители заняты карьерой, дочь не получает достаточной эмоциональной заботы — при том, что ни в чем материальном семья не испытывает недостатка. Дочь воспитывается в чрезмерной строгости. Мать (отчасти намеренно, отчасти из-за холодности характера) никогда ее не хвалит, но при этом никогда не упускает возможности указать на неправильное поведение (вещи в доме разбросаны), неидеальную успеваемость (четверка за диктант вместо пятерки) и прочее. Что происходит с ребенком? Девочка растет с заниженной самооценкой (при этом у нее высокий интеллект и очень недурная внешность, но девочка невысоко оценивает как первый, так и вторую). Низкая самооценка и склонность к самоуничижению сохраняются, невзирая на отличный школьный аттестат и легкость поступления в хороший институт и последующую престижную работу. Девочка лишена честолюбия и карьерных устремлений, но быстро поднимается по служебной лестнице, поскольку умна, профессиональна и ответственна — никогда не подведет. Стоит отметить, что люди со склонностью к тревоге часто бывают подарком для работодателя — они никогда ничего не отложат на завтра, все сделают вовремя и с отличными результатами, они требовательны к себе и больше всего боятся не оправдать ожиданий и предстать в дурном свете перед руководством. Из-за низкой самооценки девочка выходит замуж за первого встречного (несмотря на великолепные внешние данные, она считает, что никому не нужна), и такой брак закономерно оказывается неблагополучным.

У таких детей может рано появляться и сохраняться на всю жизнь чувство вины перед матерью («мама не любит меня, потому что я не заслужила ее любви»). Неудачная семейная жизнь усугубляет вызванную травмой детства (отсутствием материнского тепла) склонность к тревоге и депрессии и еще больше снижает самооценку. Настроение снижено, в жизни ничего не радует (на работе — непрекращающиеся нагрузки и постоянные опасения не справиться с ними, дома — недалекий муж, с которым даже не о чем поговорить), никаких вдохновляющих перспектив не видно. И разумеется, в происходящем с ней девочка винит только себя. Ощущение собственного несчастья и никчемности побуждает начать иногда выпивать — главным образом, на корпоративных вечерах или в компаниях друзей (алкогольный дебют состоялся поздно, но не будем забывать, что девочка воспитывалась в строгости). Алкоголь здорово помогает уйти от неприятных переживаний, и девочка постепенно втягивается в привычку выпивать и без компании; это происходит тем более легко, что дед по материнской линии изрядно выпивал и неоднократно лечился по этому поводу. Когда девочка впервые оказывается в психиатрической больнице, куда она обратилась по настоянию мужа и где у нее диагностировали алкогольную зависимость в сочетании с депрессией, и об этом узнала ее мать, первой и практически единственной реакцией матери были упреки в неблагодарности («Я тебя вырастила, дала тебе образование, и чем ты мне заплатила за это? Пьянством?!»). Попытки врача объяснить матери, что это именно она (в чем, впрочем, ее нельзя винить) передала дочери унаследованную от отца генетическую предрасположенность к злоупотреблению алкоголем и с детства задавила свою дочь, оказались тщетными и привели лишь к тому, что гнев матери обратился и на него самого.

Излишним было бы говорить, что материнские упреки усилили застарелое чувство вины перед матерью и усугубили переживаемый пациенткой дискомфорт (она ведь и сама казнит себя за свой алкоголизм, относя его на счет собственной распущенности). Среди людей, склонных к депрессии, тревоге, сомнениям, сниженной самооценке и другим разновидностям душевного неблагополучия, среди индивидов, испытывающих потребность в алкоголе, довольно много недолюбленных детей, и поэтому одним из самых надежных способов вырастить здорового ребенка — просто его любить. И чрезвычайно важно при этом не скрывать свою любовь от ребенка — об этом очень убедительно говорится в блестящем эссе «Травмы поколений» психолога Людмилы Петрановской.

Каким может быть младенческий стресс, обрекающий ребенка на последующие хождения к психиатрам и далеко не всегда успешное лечение? Ребенок плачет, потому что он один, у него мокрые пеленки и он хочет есть, но родители не подходят к нему: они где-то прочитали или услышали, что с первых дней в жизни детей следует держать в строгости для их же блага, чтобы не разбаловать, что кормить младенца нужно по часам, а не тогда, когда он просит об этом, и что пореже следует брать его на руки.

Нужно признаться, что авторы этой статьи весьма скептически относятся к психоанализу Зигмунда Фрейда. Многие постулаты психоанализа (особенно раннего, классического) представляются нам спекулятивными и умозрительными. Но с чем психоаналитик, вне всякого сомнения, попал «в десятку», так это с учением о ранней детской травме.

Британский психиатр и психоаналитик Джона Боулби (John Bowlby) утверждает, что с первых дней жизни ребенок должен находиться «в теплых, тесных и непрерывных связях с матерью или с той, кто ее замещает». Примечательно, что сугубо психоаналитическая теория привязанности, сформулированная Джоном Боулби почти три четверти века назад, находит подтверждение в самых современных доказательных биологических исследованиях, в том числе в опытах на животных. Показано, например, что всего лишь один день отделения от матери во всех случаях приводит к дезорганизации мозговых рецепторов и вдвое увеличивает число погибших здоровых нейронов у новорожденных крыс.

Подобные данные легко экстраполируются на человеческий вид, поскольку развитие нервной системы у всех млекопитающих подчиняется одним и тем же общим закономерностям.

«Балуйте детей побольше, господа, вы не знаете, что их ожидает!» — говорил Владимир Набоков, называвший себя «трудным, своенравным, до прекрасной крайности избалованным ребенком».

Юрий Сиволап, доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова

Анна Портнова, доктор медицинских наук, руководитель отдела детской психиатрии Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского, главный детский психиатр Москвы

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector