5 восстаний людей, поменявших историю - Свадебный портал
74nika.ru

Свадебный портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

5 восстаний людей, поменявших историю

Онлайн курс Екатерины Гресь «Коперниканские повороты в философии: 5 идей, изменивших мир»совместно с компанией Storytel

Философия — это высокая мода мира идей. Вы думаете, что она не имеет к вам никакого отношения, оставаясь прерогативой кабинетных ученых и мыслителей прошлого. Вы верите, что самостоятельно конструируете взгляд на мир, и никто не сможет на него повлиять. Особенно когда речь идет о человеческой природе, о том, что лежит в основе наших личностей.

Этот курс посвящен интеллектуальным вызовам, которые философы бросали устоявшимся воззрениям своих современников, делая идеи haute coutur частью нашей повседневности. Каждая лекция — новый рассказ из истории западной философии, позволяющий нам не только увидеть, как формировалась современная антропологическая парадигма, но и понять, что за каждым шагом общества вперед, к вершинам человеческого духа стояла звонкая пощечина самым “незыблемым” представлениям о нас самих.

В каждой лекции мы будем делить мир на “до” и “после”, размышляя над тем, как и почему двигались тектонические плиты массового сознания. Вас ждет гений Сократа, “принимавший идейные роды” у половины полиса, сверхчеловек Ницше, монстры под кроватью нашего Я через призму философии психоанализа, “банальность зла” в поступках подполковника СС в работах Ханны Арендт и китайская комната, с помощью которой мы сможем предсказать возможность (или невозможность) восстания машин.

План лекций

3 октября

Лекция № 1. “Миссия “Сократ” или как выбраться из тьмы пещеры”

Речь пойдет о Сократе — греческом философе и неизменном герое диалогов Платона, ставшем главной соринкой в глазах всего афинского общества. Он угрожал не только античному представлению о мудреце (ничего не говоря, а только слушая), но и всей полисной демократии (спойлер: Платон как раз в ней разочаруется после казни учителя). Его философская инновация- душа, за которую нам еще предстоит побороться.

7 октября

Лекция № 2. “Этому городу нужен новый герой или как Ницше опередил Marvel и DC”

Лекция посвящена главным идеям Ф. Ницше, прочно засевших в умах как его современников, так и потомков. Его произведения перевернули представления интеллектуалов России и Европы об обществе, в котором мы живем и будем жить.

Философ, отвергая ценности и цели общества “последних людей”, прокладывает дорогу новому типу человека, венцу моральной эволюции. Больно, страшно и без Божьей помощи.

13 октября

Лекция № 3. “Монстры реальны. Они живут внутри нас и иногда берут верх”

Герой этой философской зарисовки Зигмунд Фрейд. Для дедушки психоанализа каждый человек- айсберг, большая часть которого под водой. Именно там обитают требовательные чудовища нашего детства и самых смелых фантазий. И каждый день у них есть шанс взять верх над тем, что мы по ошибке считаем подконтрольным разуму. Теория Фрейда- удар под дых общечеловеческому заблуждению “я все контролирую”, от которого человечество еще не скоро оправится.

20 октября

Лекция № 4. “Человек массы Ханны Арендт и банальность зла”

XX век стал веком глобальных потрясений: войн, тоталитарных режимов и всепоглощающего одиночества. Мир стремиться свести бесконечное разнообразие человеческих существ к общему знаменателю, превращая людей в вещи. Почему мы стали “массой”, и как слепое следование закону привело человека (подполковника СС Адольфа Эйхмана) и человечество к тяжелейшим преступлениям всей мировой истории. Оплеуха западному обществу от Ханны Арендт.

27 октября

Лекция № 5. “Искусственный интеллект, запертый в четырех стенах китайской комнаты”

Создание искусственного интеллекта — самая заветная мечта и самый страшный ночной кошмар современного человека. Что думают философы о создании машины, которая станет равна (а может и превзойдет) человеку? Для этого нужно сначала определить, что же такого уникального в человеческом сознании, и можно ли повторить это в структурах небиологического происхождения. Джон Серл предлагает мыслительный эксперимент, названный “китайской комнатой”, позволяющий задуматься, какое будущее ждет Siri, Алису и всех выросших на фильмах о Терминаторе.

Екатерина Гресь — аспирантка философского факультета МГУ, популяризатор науки, автор книги «Что вы несёте, или как разобраться в идеях великих философов, чтобы понять себя» и лекций о современном гуманитарном знании.

Курс будет проходить на официальном аккаунте Объединения «Манеж» в социальной сети Facebook.

Стоимость: бесплатно, регистрация не требуется.

«Правило 3,5%»: как незначительное меньшинство может без насилия изменить мир

Автор фото, Getty Images

Это может показаться удивительным, но в борьбе с диктатурой или авторитарным правлением мирные протесты вдвое эффективнее, чем любые насильственные действия. Причем решающую роль может сыграть даже довольно незначительное меньшинство населения, несогласное с положением в стране, подчеркивает обозреватель BBC Future. А если доля таких людей перерастает критическую цифру в 3,5%, то их мирный протест практически всегда приводит к переменам в обществе.

Примеров много. В 1986 году миллионы филиппинцев вышли на улицы Манилы с мирным протестом и молитвой (это назвали Революцией народной власти, или Желтой революцией). Авторитарный режим Маркоса пал на четвертый день.

В 2003 году народ Грузии сместил Эдуарда Шеварднадзе во время бескровной Революции роз, во время которой протестующие взяли штурмом здание парламента, держа в руках цветы.

В начале этого года в результате продолжавшихся долгое время массовых народных протестов и в Судане, и в Алжире были отстранены от должности президенты этих стран, находившиеся у власти десятилетия.

В каждом из этих случаев гражданское сопротивление рядовых членов общества победило политическую элиту, добившись радикальных перемен.

Конечно, существует много причин придерживаться именно ненасильственной стратегии. Но убедительные результаты исследования Эрики Ченовет, политолога Гарвардского университета, подтверждают, что мирное гражданское неповиновение — это не только моральный выбор.

Это еще и наиболее эффективный способ изменить мировую политику — значительно более эффективный, чем любой другой.

Рассмотрев сотни кампаний протеста XX века, Ченовет пришла к выводу, что ненасильственные с вероятностью в два раза большей достигали своих целей, чем насильственные.

Автор фото, Getty Images

Организаторы протестов «Восстание против вымирания» заявили, что исследование Ченовет вдохновило их

И хотя динамика развития событий может зависеть от многих факторов, исследовательница продемонстрировала: для серьезных политических перемен достаточно того, чтобы в протестах активно участвовало около 3,5% населения.

Влияние выводов Ченовет можно проследить на примере недавних протестов Extinction Rebellion («Восстание против вымирания», социально-политическое движение, использующее методы ненасильственной борьбы против изменений климата, потери биоразнообразия и риска социально-экологического коллапса. — Прим. переводчика), движения, британские основатели которого говорят, что их вдохновили результаты исследования Ченовет.

Но как она пришла к подобным заключениям?

  • Будущее без диктаторов — возможно ли такое?
  • Кто расстрелял демонстрантов в Ереване в 2008 году?
  • Миллионные протесты в Гонконге. Фото
  • Как коллективный нарциссизм управляет мировой политикой

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Конечно, очевидно, что исследование Ченовет опирается на философские взгляды многих влиятельных фигур прошлого: известных феминисток, борцов за гражданские права женщин, не говоря уже о Махатме Ганди и Мартине Лютере Кинге. Все они убедительно обосновывали могущество мирного протеста.

И все-таки Ченовет признает: когда она только приступала к своему исследованию в середине 2000-х, то была настроена довольно скептически. Неужели в большинстве ситуаций ненасильственные действия могут быть куда более эффективными, чем вооруженная конфронтация?

Будучи аспиранткой Колорадского университета, она несколько лет изучала факторы, влияющие на рост терроризма. Однажды ее попросили участвовать в научном семинаре, организованном Международным центром изучения ненасильственных конфликтов (ICNC), некоммерческой организацией, находящейся в Вашингтоне.

На семинаре приводилось много убедительных примеров мирных протестов, приведших к устойчивым политическим переменам: речь шла и о филиппинских событиях.

Но что более всего удивило Ченовет, так это то, что до нее никто не пробовал всесторонне сравнить показатели эффективности ненасильственных протестов с теми, в которых применялись насильственные методы — приводились просто примеры, выбор которых выглядел достаточно произвольно.

«Мой скептицизм относительно эффективности ненасильственного сопротивления стал моим мотиватором», — признается она.

Автор фото, Getty Images

Авторитарный режим Маркоса пал, когда на демонстрации вышли миллионы

Вместе с Марией Стефан, исследователем из ICNC, Ченовет принялась за обзор научных трудов по гражданскому сопротивлению и общественным движениям с 1900-го по 2006 год. В основном учитывались попытки сменить правящий режим.

Считалось, что то или иное мирное движение привело к успеху, только если ему удавалось полностью достигнуть своих целей. При этом, например, смена режима в результате иностранного военного вмешательства не считалась успехом.

Кампания признавалась насильственной, если происходили похищения людей, взрывы бомб, разрушались объекты инфраструктуры или наносился любой другой физический ущерб людям или собственности.

«Мы старались проверить степень эффективности ненасильственного сопротивления в довольно строгих рамках», — говорит Ченовет. (Настолько строгих, что в анализе Ченовет и Стефан индийское движение за независимость не было признано примером мирных протестов, поскольку решающим фактором посчитали иссякшие военные ресурсы Британии — при том, что, конечно, протесты тоже сыграли огромную роль.)

В итоге исследователи собрали данные о 323 насильственных и ненасильственных кампаниях. Результаты, опубликованные в книге «Почему гражданское сопротивление работает. Стратегическая логика ненасильственного конфликта», оказались поразительными.

Сила в цифрах

В целом, ненасильственные кампании протеста были результативными вдвое чаще: они приводили к политическим переменам в 53% случаев по сравнению с 26% насильственных.

Отчасти это результат разницы в количестве участников. Ченовет считает, что мирные кампании с большей долей вероятности приводили к успеху, потому что могли привлечь в свои ряды больше людей из широких слоев населения, что приводило к серьезным сбоям в функционировании общества, парализовало нормальную городскую жизнь.

Из 25 самых крупных кампаний протеста, которые они изучили, 20 были мирными и 14 из них привели к безоговорочному успеху. В среднем, ненасильственные протесты привлекали в свои ряды в четыре раз больше участников (200 тысяч), чем средняя кампания с применением насилия (50 тысяч).

Например, Революция народной власти на Филиппинах, направленная против режима Маркоса, на своем пике привлекла к участию два миллиона, бразильские протесты 1984-1985 гг. — миллион, Бархатная революция в Чехословакии 1989 года — 500 тысяч граждан.

Читать еще:  Самая удобная прическа внезапно стала самой модной в новом году: ФОТО

Автор фото, Getty Images

Пожилая женщина разговаривает с полицейскими алжирских спецподразделений во время недавних протестов

«Цифры имеют значение для того, чтобы движение набрало силу и стало представлять собой серьезный вызов или угрозу засидевшимся у власти элитам или оккупантам», — отмечает Ченовет. И мирный протест, судя по всему, — лучший способ для движения заручиться широкой поддержкой общества.

Как только в протестах начинает принимать активное участие около 3,5% всего населения страны, успех, по всей видимости, неизбежен. И во время Революции народной власти, и во время Поющей революции в Эстонии (конец 1980-х), и во время Революции роз в Грузии (2003 г.) был достигнут этот порог.

«Не было ни одной кампании, которая бы потерпела неудачу после того, как число ее участников на пике достигло 3,5% от всего населения», — подчеркивает Ченовет. Этот феномен она назвала «правилом 3,5%».

Ченовет признается, что поначалу такие результаты ее удивили. Но сейчас она приводит много причин того, почему протесты, не прибегающие к насилию, получают такую поддержку у населения.

Наиболее очевидная — насильственные действия отпугивают тех людей, которые ненавидят кровопролитие или боятся его, а те, кто протестует мирно, имеют моральное превосходство.

Ченовет указывает на то, что для участия в мирных протестах меньше физических препятствий. Вам не обязательно быть физически подготовленным или иметь отменное здоровье, чтобы участвовать в забастовке.

В то же время насильственные кампании протеста склонны полагаться преимущественно на поддержку молодых людей в хорошей физической форме.

И хотя многие формы мирных протестов тоже несут в себе серьезный риск (вспомним хотя бы реакцию китайских властей на протесты на площади Тяньаньмэнь в 1989 году), по словам Ченовет, ненасильственные акции протеста, как правило, легче обсуждать открыто, что означает: информация об их проведении может достигнуть более широкой аудитории.

Автор фото, Getty Images

Мирные протесты с большей долей вероятности привлекают на свою сторону население. На снимке — участница демонстрации в поддержку реформ перед бойцами сил безопасности в Марокко (2011 г.)

С другой стороны, движениям, полагающимся на насилие, необходимо оружие, соблюдение конспирации, поэтому до широких слоев населения им сложнее достучаться.

Обретя широкую поддержку населения, мирные кампании протеста с большей долей вероятности привлекают на свою сторону представителей полиции и вооруженных сил — тех самых групп, на которые обычно полагается правительство для сохранения существующего порядка.

Во время мирных массовых демонстраций, в которых участвуют миллионы, представители сил безопасности могут также опасаться того, что в рядах протестующих — их родственники и друзья.

«Или же они видят огромную толпу и могут прийти к выводу, что пора покинуть борт тонущего корабля», — добавляет Ченовет.

Что касается специфических стратегий, то всеобщие забастовки — «вероятно, наиболее мощное оружие ненасильственного сопротивления», говорит она. Но они могут дорого обойтись каждому из участников, потому что, в отличие от других форм мирных протестов, не могут быть анонимны.

Ченовет приводит в пример бойкоты эры апартеида в Южной Африке, когда многие чернокожие граждане отказывались покупать продукцию компаний, чьи владельцы были белыми. Результат — экономический кризис белой элиты, что стало одной из причин отказа от политики сегрегации в начале 1990-х.

«У мирного сопротивления, особенно когда масштаб его растет, больше вариантов для тех, кто не хочет подвергать себя физической опасности (в сравнении с вооруженным сопротивлением)», — говорит Ченовет.

«Способы ненасильственного сопротивления часто более наглядны, так что людям проще понять, как им участвовать и как координировать свои действия для достижения максимального эффекта».

Магическое число?

Конечно, всё это — очень общие закономерности. И несмотря на то, что мирные протесты в два раза более успешны, чем насильственная конфронтация, мирное сопротивление, тем не менее, в 47% случаев тоже терпит поражение.

Как подчеркивают Ченовет и Стефан в своей книге, так порой случается потому, что ненасильственные протесты не набирают достаточной поддержки или достаточной динамики, «чтобы подорвать власть противника и оставаться несгибаемыми перед лицом репрессий».

Но и некоторые достаточно серьезные мирные протесты тоже терпели неудачу — например, протесты против правления коммунистической партии в Восточной Германии (ГДР) в 1950-х, в которых на пике участвовало 400 тысяч человек (около 2% населения), но которые не привели к переменам.

Если судить по данным, собранным Ченовет, успех мирных протестов только тогда кажется гарантированным, когда они достигают порога в 3,5% от населения страны. Но это — непростая задача.

Для примера: в Великобритании 3,5% населения — это 2,3 млн человек, активно вовлеченных в протесты, что примерно в два раза больше населения Бирмингема, второго по величине города Соединенного королевства.

Для США же эта цифра составит 11 миллионов граждан — больше, чем население Нью-Йорка.

Факт, тем не менее, остается фактом: мирные кампании протеста — единственный надежный способ собрать такое количество сторонников.

Автор фото, Getty Images

Свечи к мемориалу Бархатной революции в Праге. В 1989 году власть коммунистов в Чехословакии пала — еще одно подтверждение «правила 3,5%», выведенного Ченовет

Первоначальное исследование Ченовет и Стефан впервые было опубликовано в 2011 году, и его выводы с тех пор привлекают к себе огромное внимание.

«Трудно переоценить, насколько влиятельным стало их исследование», — говорит Мэттью Чандлер, изучающий проблемы гражданского сопротивления в Университете Нотр-Дам в штате Индиана.

Изабел Брамсен, занимающаяся историей международных конфликтов в Копенгагенском университете, согласна: выводы Ченовет и Стефан выглядят убедительно. «Сейчас это установленная истина: ненасильственный подход к протестам с гораздо более высокой долей вероятности приведет к переменам, чем насилие», — говорит она.

Что же касается «правила 3,5%», то она подчеркивает: хотя 3,5% — это незначительное меньшинство населения, такой уровень активного участия в протестах означает, что цели протестующих молчаливо разделяют гораздо больше людей.

Эти исследователи теперь хотят поглубже разобраться в том, какие еще факторы могут приводить к успеху или провалу протестных движений. И Брамсен, и Чандлер подчеркивают важность единства среди демонстрантов.

В качестве примера Брамсен приводит неудавшееся восстание в Бахрейне (2011 год). Поначалу в протестах участвовало много людей, но движение быстро раскололось на конкурирующие фракции. Потеря сплоченности, считает Брамсен, привела к тому, что протесты утратили динамику развития и ни к чему не привели.

Внимание Ченовет привлекли недавние кампании в ее родных Соединенных Штатах — движение Black Lives Matter («Жизни чернокожих важны») и Марш женщин в 2017 году (после инаугурации Дональда Трампа). Ей также интересно движение «Восстание против вымирания» (Extinction Rebellion).

«Им приходится преодолевать большую инерцию общества, — отмечает она. — Однако, я считаю, их стратегия прекрасно продумана. Кажется, у них правильное чутье на то, как надо развивать ненасильственные кампании протеста и с их помощью просвещать людей».

Ей очень хотелось бы, чтобы в учебниках истории уделялось больше внимания мирным кампаниям протеста — вместо того, чтобы рассказывать в основном о войнах.

«Многие исторические события, о которых мы рассказываем друг другу, — это прежде всего насилие. И даже если всё кончается полной катастрофой, мы все равно умудряемся найти в этом признаки победы», — размышляет Ченовет.

И мы склонны игнорировать успех мирных протестов, подчеркивает она.

«Обычные, простые люди в разных странах все время участвуют в поистине героической деятельности, изменяющей мир. И они заслуживают того, чтобы их заметили и прославили».

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню Большой дом, частная ферма и ощущение свободы — бывшие горожане рассказывают, почему они оставили Москву

Жители маленьких городов и деревень часто переезжают в Москву, надеясь найти здесь хорошую работу и надолго обосноваться. Но есть другая тенденция — уезжать из столицы в деревню. The Village поговорил с теми, кто сознательно решил отказаться от жизни в большом городе.

Елизавета Мокеева

Доула (помощница при родах), 34 года. Три года назад переехала в деревню,
расположенную в 600 километрах от Москвы.

Мы с мужем — из военного городка Власиха Одинцовского района. Познакомились еще в детстве, а учились и работали, естественно, в Москве.
По образованию я маркетолог, окончила университет Натальи Нестеровой.
В столице мы снимали квартиру, и нас все устраивало, пока в 2011 году мы не узнали, что ждем третьего ребенка. Тогда стало понятно, что нам нужно собственное жилье.

Мы изучили рынок недвижимости и пришли к выводу, что большая квартира в Москве нам не по карману. Для ее покупки нам придется 40 лет выплачивать ипотеку и жить в постоянном финансовом напряге, поэтому мы решили построить большой дом в деревне.

Участки в Подмосковье тоже оказались дорогими, и тогда муж вспомнил, что у него есть доставшаяся от родственников земля в одной из деревень Нижегородской области. Мы проехали 600 километров и увидели неплохой участок со старым деревянным домом. Вскоре мы его снесли и начали строительство нового двухэтажного дома.

Из-за работы в Москве мы не могли участвовать в стройке, поэтому пришлось нанимать людей из соседних деревень. К счастью, цены на строительные материалы и рабочую силу здесь в несколько раз ниже, чем в Москве. В итоге за два года мы потратили на строительство почти все наши деньги — порядка 1,5 миллиона рублей. Стройка завершилась к осени 2013 года, мы с мужем уволились с работ и начали планировать переезд. Однако дом был готов снаружи, но не внутри, и нам пришлось въезжать в практически пустое помещение — началась жизнь без мебели, без денег, без работы.

Сразу после переезда мы стали искать работу в районном центре, который находится в 10 километрах от нас. В Москве я подрабатывала фотосъемкой свадеб и думала, что смогу без проблем устроиться здесь свадебным фотографом, — как человек из столицы с крутым фотоаппаратом. Однако выяснилось, что в районном центре хорошо развита сфера свадебной фотографии, и я оказалась никому не нужна.

Читать еще:  Фаер шоу самара

До переезда я также работала доулой, то есть помогала беременным женщинам. В свое время я посетила множество семинаров и курсов для доул, поэтому могу консультировать по вопросам грудного вскармливания и естественных родов. Я решила использовать свои знания и завела тематический блог в инстаграме. Уже через полгода я провела первый семинар по родам в Москве, что принесло хороший доход, и я стала развиваться в этом направлении. Тогда же мужу дали должность заведующего сельским Домом культуры, и у нас появился стабильный заработок.

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре. Деревня пустеет, потому что в ней не проведен газ, а топить электричеством довольно дорого. К тому же в минус 30 никакое электричество не обогреет дом — приходится топить дровами. Наши соседи — это в основном люди в возрасте, которые занимаются сельским хозяйством и хорошо выпивают. Молодежь сюда приезжает только в гости на лето.

Здесь плодородная земля, и заниматься сельским хозяйством несложно: например, в этом году я посадила рассаду и даже не полола грядки — помидоры и огурцы выросли сами собой. Но муж не поддерживает идею создания своего огорода, а я часто занята маленьким ребенком, поэтому мы пока ничего не выращиваем на продажу. Чтобы зарабатывать деньги на сельском хозяйстве, нужны большие вложения в технику и инфраструктуру, а у нас нет на это ни средств, ни желания.

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре

В деревне нет магазина и школы, поэтому из-за частых поездок в районный центр большая часть заработка уходит на бензин. Но все равно жить в собственном доме в разы дешевле, чем снимать квартиру в Москве. В деревне я плачу только за электричество: зимой — 20 тысяч рублей в месяц, а летом всего 600 рублей. Бывают, конечно, форс-мажоры: например, может снести крышу дома, иногда водопровод ломается, но от этого никто не застрахован.

После жизни в городе тяжело было привыкнуть, что в деревне тебе никто ничего не должен. Первые полтора года мы жили без генератора электричества, и однажды нашу деревню завалило снегом и оборвало провода: в доме ни света, ни тепла, а во дворе — снег по пояс. В итоге мы шесть часов чистили дорогу до трассы, чтобы выехать хотя бы в магазин. В другой раз был ураган, у нас пропало электричество, а крышу дома снесло прямо на машину. Если в городе у тебя сносит крышу, ты просто звонишь в ЖКХ. Если в городе сломалась машина — вызываешь эвакуатор. А в деревне тебе никто не поможет, здесь ты можешь рассчитывать только на себя.

В целом мы с мужем спокойно приняли новую жизнь, но старшим детям переезд дался тяжело. Они учились в третьем классе, все их друзья остались в Москве, а здесь, по сути, единственный человек, с которым ты можешь выйти погулять, —это твой брат. Мы устроили их в сельскую школу в пяти километрах от дома, и они окунулись в среду, где дети не знают, что такое сенсорный телефон и PSP, где в школе жесткий контроль за выполнением заданий, потому что там учатся два-три человека в каждом классе. В первый год в школе не было приличного туалета, была просто яма на улице и умывальник без проточной воды. Поэтому неудивительно, что через два месяца, когда к нам в гости приехали бабушка с дедушкой, дети стали жаловаться и проситься в Москву.

Никто им, конечно, уехать не дал. Они окончили начальную сельскую школу, а в пятый класс пошли в другую школу в районном центре. Но она нас не устраивала еще больше, чем предыдущая: одноклассники наших детей курили, пили энергетики и пиво, активно прогуливали уроки, и это считалось нормой. Ни родители этих детей, ни учителя ничего не делали, чтобы это остановить, поэтому я решила забрать детей на домашнее обучение.

С помощью учебников и интернета мы с мужем самостоятельно стали преподавать детям. Я составила расписание и вскоре поняла, что каждый день заниматься разными предметами довольно сложно. Ребенок перескакивает с одной дисциплины на другую и глубоко не вникает ни в одну. Поэтому одним предметом мы занимаемся в течение недели. Ребенок полноценно погружается в тему, смотрит дополнительные видео из интернета, и его знания становятся упорядоченными.

Чтобы в будущем дети получили аттестат, мы подключились к онлайн-школе, где для перевода в следующий класс нужно ежегодно сдавать экзамены. Помимо школьной программы, наши дети также изучают то, что им интересно. Например, Саша любит рисовать, поэтому он уже окончил онлайн-курс по рисованию, а сейчас завершает курс веб-дизайна. В 11 лет он получит сертификат веб-дизайнера и будет подготовлен к будущей профессии. Сейчас дети уже не просятся в город, но, конечно, любят приезжать на несколько недель в Москву к бабушке с дедушкой. Я называю нас «семьей будущего», в которой дети приезжают на каникулы не в деревню, а в город.

Днем у меня практически нет свободного времени: я занимаюсь домашними делами, детским обучением и воспитанием, вожу ребят на спортивные занятия. Помимо этого, я работаю — веду свой блог и онлайн-курсы по подготовке к родам. Однако время для отдыха найти легко: сделал шаг во двор — и уже можешь жарить шашлык, качаться на качелях, прыгать на батуте. Кстати, в деревне быстрее высыпаешься. Многие гости говорят, что у нас очень хорошо спится. Может быть, это из-за воздуха, а может быть, из-за атмосферы спокойствия.

В городе все гонятся за самым лучшим: всем нужно иметь хорошую машину, хорошую работу, хорошие вещи. А здесь одевайся как угодно — всем все равно.
В прошлом году на Кипре я хотела купить сумку Armani, но поняла, что в деревне эта сумка будет выглядеть как обычная сумка с рынка. За три года я изменилась и поняла, что ценность жизни не в вещах и статусе, а в твоей свободе, в свежем воздухе вокруг.

В деревне время идет медленнее. Здесь меньше времени уходит на дорогу и пустые разговоры, поэтому за день успеваешь больше, чем в городе. Тут тебя никто не отвлекает от дел, не приглашает на многочисленные свадьбы и дни рождения.

Наш переезд был авантюрой. Мы уехали в пустоту, над нами смеялись друзья, и я думала, что мы не сможем долго прожить в деревне. А сейчас я довольна своей жизнью. Я живу стабильно, без надрыва, и зарабатываю больше, чем до переезда. Большинство знакомых не понимают нас: они думают, что мы здесь мучаемся, и уговаривают вернуться обратно. Но я больше не хочу жить в городе.

Мирон Дементьев

Фермер, 26 лет. В 2015 году переехал на ферму, расположенную в 100 километрах от Москвы.

История

История Самарского края уходит в глубокую древность, об этом свидетельствуют открытия археологов. Уже в эпоху палеолита здесь появились стоянки первобытных людей. В период бронзы и железа количество поселений возрастает, население, наряду со скотоводством, занималось земледелием и ремесленным производством.

В конце IX – начале Х веков Самарская Лука вошла в состав раннефеодального государства Волжская Болгария. В Х веке на окраине этого государственного образования возник Муромский городок, игравший заметную роль в развитии ремёсел и торговых связей с кочевнической степью. Эти традиции были нарушены монгольским нашествием.

Первое историческое упоминание о местности, на которой позже возникла Самара, относится к 1357 году, когда Святой Алексий, митрополит Московский и Всея Руси, на пути из Орды посетил «жившего близ устья реки Самары благочестивого пустынника и, взирая на счастливое местоположение окрестностей, предрёк существование большого города «…в котором просияет благочестие и который никакому разорению подвержен не будет».

Упоминание поселений возле Самарской Луки, в том числе пристани с «крепостцой со служивыми людьми» у места впадения реки Самары в Волгу в русских летописях приходится на 1361 год, а поселение-пристань Samar впервые было отмечено на карте венецианских купцов Пицигано в 1367 году.

На протяжении столетий подлинными хозяевами Самарского Заволжья были кочевники.

Во второй половине XVI века территория Самарского Поволжья являлась одним из центров складывания русского казачества. Этому способствовали помимо политических и экономических причин природные условия – Самарская Лука с её глухими лесами и горами, укромные пойменные острова, волжский торговый путь. В районе современного села Переволоки можно было без особых усилий перебраться из Волги в реку Усу, через неё в опять Волгу, и наоборот, что позволяло казакам легко уходить от погони и внезапно появляться для новых набегов. Места основных стоянок виднейших атаманов волжских казаков – Барбашина поляна, Ермакова поляна.

До середины 80-х гг. на территории Самарского края не было ни крепостей-городков, ни постоянных гарнизонов. Идея строительства русских городов-крепостей на великом волжском пути между Казанью и Астраханью появилась после присоединения края к Русскому государству, когда Волга стала основной торговой артерией страны. Этот путь необходимо было обезопасить.

Самара была основана в 1586 г. по указу царя Фёодора Иоанновича как крепость с целью защиты судоходства на участке реки, протекавшей рядом с городом, и для охраны границ. Руководителем строительства был назначен воевода – князь Г.О. Засекин.

Засекин начал строить город на правом берегу реки Самары, где она разделялась на два рукава, за пределами «Самарского урочища». Было решено не прятать крепость за протоками и озёрами, а поставить её на самом видном месте, откуда гарнизон мог успешно контролировать передвижение кочевых орд и полностью перекрывал дорогу (по обоим самарским рукавам) на волжские просторы.

Первые известия о построенном Самарском городе появились в конце лета 1586 года, а в начале сентября крепость уже принимала многочисленных гостей – послов, стрельцов, свиту крымского царевича. Через Самару много раз следовали русские и иноземные посольства. В числе иностранных дипломатов и путешественников были здесь немец Адам Олеарий и голландец Корнилий де Бруи, оставившие самые ранние описания Самары и достопримечательных мест. Олеарий сделал и первый рисунок Самарского городка.

Читать еще:  5 мест Латинской Америки, куда стоит съездить

В конце XVI – начале XVII веков на территории Самарской Луки начал складываться земледельческо-промысловый район со своим оседлым постоянным населением. Особенностью освоения Самарского края являлось то, что оно осуществлялось как русскими людьми, так и народами Поволжья – мордвой, татарами, чувашами. Поселенцы разных национальностей жили в добром соседстве друг с другом, постепенно возникали сёла и деревни со смешанным национальным составом. Всё это способствовало взаимообогащению культур всех народов.

Как и в других пограничных крепостях, в Самаре начало складываться своё местное, обросшее дворами и семьями, служилое население. Элиту самарского гарнизона, по данным росписи 1681 г., составляли 18 дворян и детей боярских. Основной военной силой крепости были стрельцы: около трёх сотен пеших и сотня конных. Под стенами крепости в особой слободе жили яицкие казаки.

Крупное промышленно-ремесленное производство в Самаре было развито слабо. В списке ремесленников города перечисляются следующие специальности: бондари, иконники, камышники, кирпичники, кузнецы, плотники, портные, сапожники, серебрянники, солоденники, сыромятники, рыбники, харчевники, часовники, шапочники, калачницы, хлебницы и молочницы. Весьма значимым для самарских жителей являлся рыбный промысел.

В 1688 году Самара получила статус уездного города.

В XVIII веке Самара из изолированного опорного пункта на Волжском пути становится частью системы пограничных укреплений, прикрывших от набегов степняков обширные районы на левобережье Волги. В 1700 г. был заложен укреплённый пригород Самары Алексеевск, а спустя три года началось строительство Сергиевска. В 1731 г. последовал указ Сената о строительстве Ново-Закамской линии. Общая протяжённость укреплений Ново-Закамской линии вытянулась в 230 км, из них 180 проходили по территории современной Самарской области.

В 1737 году Василий Никитич Татищев, блестящий администратор и учёный, соратник Петра, строит Ставрополь-на-Волге (ныне Тольятти).

Ещё в 1683 году на месте Сызранского городища примерно в 110 км к западу от Самары была основана крепость Сызрань, входившая в Сызранскую засечную черту. В 1796 крепость была преобразована в город Сызрань.

В XVII – XVIII веках Самарский край оказалась в эпицентре двух крестьянских восстаний. В 1670 году Самара была захвачена войсками Степана Разина, а в 1773 году – открыла ворота перед войском Емельяна Пугачёва. Позже А.С. Пушкин проедет через наш край, собирая легенды и рассказы о пугачёвском восстании.

Бунт Пугачёва, потрясший Российское государство, подтолкнул Екатерину II к проведению реформы административного устройства. 15 сентября 1780 г. был издан указ об образовании Симбирского наместничества (губернии). Сюда отошла основная часть Самарского края. Земли на Самарской Луке, по нижнему течению Сока, Кондурчи, Самары, Мочи, Безенчука и далее на запад по левому берегу Волги образовали Самарский уезд. Территории к северу и западу от Самарской Луки вошли соответственно в Сенгилеевский и Сызранский уезды. Левый берег Волги к северу от Луки до реки Черемшан и за неё оказался в Ставропольском уезде.

XIX век застал Самару небольшим уездным городом с крепостью, занимавшей чуть больше трёх десятин площади. Население Самары составляло около 4 тысяч человек.

В это же время население Ставрополя составляло свыше 2,5 тысяч человек. Одновременные сведения по Сызрани имеются только в отношении податного населения, самого многочисленного среди городов края: 3100 купцов и мещан, более 250 разночинцев, около 70 дворовых.

В конце 30-х – начале 40-х годов Самара начала исподволь преображаться. Усилившаяся колонизация края и рост коммерческих посевов пшеницы привлекли сюда интересы многих богатых фирм. В 1843 году от самарской пристани отошёл первый пароход с грузом, открыв регулярное движение судов пароходного общества «По Волге» (пароходы начали делать рейсы по Волге с 1828 г.).

Умножившиеся помещичьи имения дали городу новых обитателей из дворян, строивших здесь свои дома. Из среды местного дворянства вышли люди, внёсшие большой вклад в русскую культуру: поэт И.И. Дмитриев, писатель С.Т. Аксаков, историк, будущий академик П.П. Пекарский. Во второй половине 40-х годов самарское образованное общество пополнилось новыми заметными фигурами: в 1846 г. прибыли на жительство декабристы братья Беляевы. В 1848 году Самару впервые посетил А.Н. Островский в качестве агента Московского коммерческого суда. Самарское общество, для которого он в доме Головина читал своего «Банкрута», устроило ему восторженный приём.

В нашем крае в XIX и начале XX веков бывали и работали художники И.Е. Репин, В.И. Суриков, И.К., Ф.А. Васильев, писатели Л.Н. Толстой, В.Г. Короленко, А.М. Горький, Н.Г. Гарин-Михайловский. Здесь родились писатель А.Н. Толстой и поэт А.В. Ширяевец. В 1857 г. Самару посетил Т.Г. Шевченко. В 1920-е годы с Самарской областью была связана деятельность Я. Гашека, В.В. Маяковского, А.С. Неверова, К.С. Петрова-Водкина и многих других выдающихся людей.

6 декабря 1850 года император Николай I издал Указ Правительствующему Сенату о создании с 1 января 1851 года Самарской губернии, центром которой стала Самара с населением в 20 тысяч жителей. Новая губерния состояла из семи уездов: Самарского, Ставропольского, Бугульминского, Бугурусланского, Бузулукского, Николаевского и Новоузенского. Жителей числилось 1 529 343 душ обоего пола. Всех поселений насчитывалось 2022, из них городов – 8. По данным на 1856 года городское население составляло 3,19%, сельское – 96,81%.

После падения крепостного права социально-экономическое развитие края ускорилось. Рост торговли и промышленности был связан со строительством железных дорог и развитием волжского речного транспорта, превращением Самары в крупный транспортный узел, связывавший центр страны с Сибирью и Средней Азией.

К этому времени относится расцвет самарского купечества. Оно осваивало различные сферы деятельности: торговлю, промышленность, сельское хозяйство. Среди крупных купеческих семейств можно назвать Шихобаловых, Курлиных, Аржановых, Субботиных и др. В результате бурной деятельности купечества Самара преобразилась: возводились особняки и доходные дома, храмы и больницы, магазины и пристани.

В 1869 г. местное начальство добилось правительственного запрещения строить деревянные дома в старой части города. Центр стал быстро застраиваться каменными зданиями. Динамично развивалась главная улица Самары – Дворянская (в настоящее время улица Куйбышева), ставшая «любимым местом гульбища самарского общества в зимний сезон, как Невский проспект в Петербурге». Главенство новой центральной улицы города обеспечила Алексеевская площадь (в настоящее время площадь Революции), названная в честь митрополита Московского и Всея Руси Алексия – святого покровителя Самары. За городом (ранее городская черта заканчивалась значительно ближе к исторической части города), вдоль Волги, разместились крупные дачи состоятельных самарцев. Особенно живописной была дача Аннаева с кумысолечебницей, выстроенная в стиле средневекового французского замка.

К концу XIX веке в Самаре было 46 заводов и фабрик, где работало 2,5 тысячи постоянных рабочих. Самым приметным явлением промышленной архитектуры стал пивоваренный завод. В 1880 через Волгу в районе г. Сызрани был построен и ныне действующий Александровский железнодорожный мост. В 1900 году – первая электростанция. К 1917 году в Самаре уже действовало 90 промышленных предприятий, механическая хлебопекарня, элеватор ёмкостью 3,5 млн. пудов зерна. Население Самары достигло 150 тысяч человек.

Особое значение в общественно-политической жизни Самары второй половины XIX в. Имело создание Самарского знамени. Под ним сражались русские и болгарские ополченцы во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. И именно оно стало символом славянского братства.

Революционный вихрь 1917 года захватил и перевернул сложившийся в крае жизненный уклад. Различные общественные течения, политические партии и организации функционировали в губернском и уездных центрах, пытались воздействовать на массовое рабочее и крестьянское движение. Октябрьский государственный переворот 1917 года произошёл в городе без единого выстрела. О победе советской власти объявил со сцены цирка-театра «Олимп» (современная филармония) В.В. Куйбышев.

В июне 1918 года советская власть в городе была свергнута соединёнными усилиями городских повстанцев и чехословацкого корпуса из военнопленных австро-венгерской армии. На 4 месяца власть перешла к КОМУЧ – комитету бывших членов учредительного собрания. В этот момент была создана Российская республика из нескольких губерний, занятых чехами, и Самара стала её столицей. 7 октября 1918 года советская власть была восстановлена при отступлении чехов из города и входа туда частей Красной Армии под командованием Василия Чапаева и Гая.

В 1935 году решением Советского правительства Самара была переименована в Куйбышев.

Во время Великой Отечественной войны Куйбышев с 15 октября 1941 года по указу Государственного комитета обороны являлся столицей СССР: здесь были размещены Правительство, дипломатические представительства (20 посольств и миссий), Большой театр и многие эвакуированные из западных районов страны предприятия. Для Верховного главнокомандующего И.В. Сталина был построен подземный бункер с рабочим кабинетом на глубине 37 метров (с 1990 г. открыт для посещения экскурсионными группами). В Куйбышеве в эвакуации жили и работали Д.Д. Шостакович, И.Г. Эренбург, Ф.В. Гладков, Э.Г. Гилельс, В.П. Катаев.

5 марта 1942 года в Куйбышеве была закончена и впервые исполнена седьмая Ленинградская симфония Д.Д. Шостаковича.

За годы войны с аэродрома авиационного завода на фронт поднялись тысячи знаменитых штурмовиков ИЛ-2. В дни обороны Кавказа, на город легла забота по снабжению армии и народного хозяйства горючим. Куйбышев тогда называли «Вторым Баку». С 1940 по 1945 год уровень промышленного производства увеличился в 5,5 раз.

После войны Куйбышев стал крупнейшим промышленным и культурным центром СССР и современной России. Здесь создан мощный потенциал авиационной, машиностроительной, металлургической, электротехнической, кабельной, нефтеперерабатывающей и лёгкой промышленности. Гагарин стартовал в космос 12 апреля 1961 года на ракете, собранной в Куйбышеве.

В 1990 году городу и области были возвращены исторические названия – Самара и Самарская область.

Прошлое и настоящее Самарского края – славные героические, трудовые и культурные страницы летописи России.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector